14:55 

День баяна

Hetran
Ain't no Jesus in Snowtown, detective.
Над седой равниной моря
Гордо реет жирный пингвин!
Он бедняга сам не помнит
Как сумел подняться в небо.
То брюшком волны касаясь,
Пробкой то взмывая к тучам
Он кричит, и тучи слышат
Ужас в смелом крике птицы.
В этом крике жажда кушать,
Сила страха, пламя смерти
И уверенность в обломе
Слышат тучи в этом крике!
Робкий пингвин рад бы спрятать
Тело жирное в утесах,
Но, увы, ему неведом
Сложный навык приземленья
А гагаты, дуры, рады!
Наблюдают и хохочут,
Даже рыбки не подкинут,
Хоть бы пивом поделились.
Только чайки с пониманьем
Стайкой кружат над пингвином
Примеряясь, как бы вырвать
Кус из тушки пожирнее.
Этим чайкам недоступна
Радость сладкая нырянья,
Только знай себе летают,
Показали б как садиться!
Пингвина слабеют крылья,
На последнем издыханьи
Брюхо тащит над камнями
Худо, скоро будет худо!
Чует он не будет сладким
Миг желанный приземленья.
Фарс окончился трагично,
Опустела чаша неба.
Лишь касатки точно знают
Горестный конец героя.
К айсбергу не прикрепили
Соплеменники табличку,
Пингвинятам лишь внушают:
Не летаешь - и не надо!

URL
   

Октябрь 1923

главная